Швейцарские банки подсчитали, во сколько обойдутся санкции против России

35 переглядів
8 хв читати

Управляющие частными активами банки и пенсионные фонды приспосабливаются к новой реальности, в которой Россия оказалась отрезанной от финансовых рынков. Некоторые последствия этих мер проявились в Швейцарии сразу же, а с остальными придётся столкнуться в долгосрочной перспективе.
В начале российского вторжения в Украину Швейцария не хотела применять весь спектр санкций Евросоюза. Представители руководства страны заявляли, что жёсткие меры против России подорвут статус Швейцарии как нейтральной страны. Но под давлением США, ЕС и общественного мнения внутри Конфедерации правительство страны вскоре изменило политическую линию и встало на сторону ЕС.
Через десять дней после российского вторжения в Украину швейцарское правительство объявило о запрете на импорт ряда промышленных товаров из России и введении широких ограничений в финансовом секторе, включая отключение российских банков от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT.
«Швейцарские банки раньше очень любили российских клиентов, потому что с них можно было взимать двойную комиссию. Теперь с ними обращаются, как с прокажёнными и вообще с опасными людьми», — сказал Энцо Капуто (Enzo Caputo), чья фирма Swiss Banking Lawyers консультирует состоятельных клиентов по вопросам перемещения активов в Швейцарию.
По словам Капуто, швейцарские банки теперь с подозрением относятся к каждому российскому клиенту. В результате некоторые из россиян сейчас решили конвертировать свои активы в золото и переместить их в Дубай. «После введения санкций российские граждане больше не доверяют Швейцарии», — сказал Капуто SWI swissinfo.ch. Он также отметил, что всё чаще получает запросы от состоятельных людей из стран Балтии, которые хотят перевести свои активы в Швейцарию, опасаясь, что Россия может вторгнуться в Эстонию, Латвию или Литву.
Российские деньги в швейцарских хранилищах
«Люди напуганы, они в панике. Нам постоянно звонят клиенты с вопросами о том, как спасти свои активы», — говорит один частный банкир, пожелавший остаться неизвестным. «Многие юристы и финансовые консультанты ищут способы диверсифицировать риски для своих клиентов. Проверка личных данных некоторых из этих клиентов показала, что бенефициарными владельцами ряда активов были россиянами, поэтому мы отказались от этих дел», – отметил он.

По словам главного экономиста EFG Bank Штефана Герлаха (Stefan Gerlach),

самым большим риском для швейцарских банков является количество находящихся под санкциями российских денег, хранящихся в крупнейшем мировом центре офшорного бизнеса.
«Швейцария как страна в данной ситуации не получает никаких выигрышей от своей исторической роли убежища для уклоняющихся от уплаты налогов и управляющего финансовыми активами диктаторов», — указал он в интервью SWI swissinfo.ch. «Каждый банк знает, что, если он не будет неукоснительно соблюдать санкционные требования, ему придётся столкнуться с огромными репутационными и юридическими рисками».
По оценкам Швейцарской ассоциации банкиров (Swiss Bankers Association), её члены владеют до 200 млрд швейцарских франков российского происхождения. Но эта организация, исключившая из своих рядов Газпромбанк и Сбербанк, не раскрывает информацию о том, какая часть этой суммы находится под санкциями.
Международная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) может продолжать оказывать давление на Швейцарию. FATF обновила свои рекомендации по отслеживанию бенефициарных владельцев активов, скрытых за стенами подставных компаний, 4 марта 2022 года.
Теперь FATF прямо рекомендует всем странам мира вести централизованный реестр бенефициарных владельцев. До недавних пор Швейцария категорически отказывалась от этой меры. Такие НПО, как Transparency International и Public Eye, требуют, чтобы все государственные и международные практики были приведены в соответствие с рекомендациями FATF.

Инвестиционные риски

Помимо проблем, связанных с управлением частными капиталами, швейцарский финансовый центр до сих пор периодически сообщал об ограниченном риске влияния на свою деятельность со стороны российского рынка инвестиций и кредитов. Сейчас акции российских компаний на мировых рынках уже практически ничего не стоят, и есть опасения дефолтов по кредитам и облигациям в ближайшие недели и месяцы.
На конец прошлого года у UBS в России под прямым риском дефолта было 634 млн долларов США (593 млн швейцарских франков), а у Credit Suisse — 1,7 млрд долларов. Эти два банка – лишь малая часть европейских банков, включая австрийский Raiffeisen, французские Société Générale и Crédit Agricole или нидерландский ING, столкнувшихся с аналогичными проблемами. «Опасности для Julius Bär в этом регионе весьма незначительны и хорошо управляемы благодаря мерам по снижению рисков, предпринятым нами течение в последних нескольких лет», — заявил представитель крупнейшей частной банковской группы Швейцарии. UBS, Credit Suisse и Julius Bär по-прежнему не закрывают свои московские филиалы, несмотря на заявления об уходе с российского рынка Goldman Sachs и других американских банков.
В Соединенных Штатах крупнейшая в мире компания по управлению активами Blackrock потеряла 17 млрд долларов США на своих инвестициях в Россию. UBS и Pictet — два швейцарских банка, которые заморозили средства, ориентированные на Россию, но ситуация среди независимых компаний, управляющих частными активами, менее очевидна.
Цюрихская компания Clarus Capital, которая управляет активами на сумму более 1,5 млрд швейцарских франков, заявляет, что уже диверсифицировала свою деятельность, отказавшись от акцента на работу с Россией и Восточной Европой. «Когда мы начинали 10 лет назад, мы очень зависели от российских клиентов», — сказал SWI swissinfo.ch управляющий партнёр компании Джанкарло Гютг (Giancarlo Guetg). «Но сейчас всё кардинально изменилось. Теперь наши наиболее динамично растущие рынки — это Германия, Израиль и Польша».
Угроза кибератаки
Швейцарские пенсионные фонды подробно рассказали о потерях, связанных с действиями России, в том числе об убытке в 170 млн швейцарских франков, нанесенном крупнейшему фонду Publica. По оценкам консалтинговой группы PPCmetrics из Цюриха, инвестиции швейцарских пенсионных фондов в Россию в среднем составляют от 0,3% до 0,5% активов. А в последнее время эти фонды также понесли убытки из-за общего падения мировых фондовых рынков.

«Внезапное резкое снижение стоимости инвестиций и санкционные торговые ограничения лишили пенсионные фонды реальной возможности предпринять конкретные меры в краткосрочной перспективе»,

— указал Микаэль Лауэнер (Michael Lauener), старший научный сотрудник Швейцарской ассоциации пенсионных фондов. «Но прямые риски [связанные с Россией] остаются весьма скромными и не представляют существенной опасности. Панических реакций не было. Важно отметить, что пенсионные фонды ориентированы на долгосрочную перспективу».
Пока неясно, как Россия отреагирует на западные санкции, но финансовые компании готовятся к волне кибератак. «Мы наблюдали всплеск активности [хакеров] в начале войны и непосредственно перед войной. А теперь всё возвращается в привычное русло», — отмечал в начале марта Йос Дийссельхоф (Jos Dijsselhof), генеральный директор швейцарского оператора фондовой биржи SIX Group.
«Я думаю, эта ситуация наглядно продемонстрировала всему миру, что банковское дело может стать опасным бизнесом, если вы имеете дело со странами, которые сложно назвать демократическими, и которыми правят диктаторы», — сказал Штефан Герлах.